Подготовительные работы


Для гранитного монолита — основной части колонны — была использована скала, которую наметил скульптор в предыдущие его поездки в Финляндию. Добыча и предварительная обработка производились в 1830—1832 годах в Пютерлакской каменоломне, которая находилась между Выборгом и Фридрихсгамом. Эти работы проводились по методу С. К. Суханова, руководили производством мастера С. В. Колодкин и В. А. Яковлев.



Вид каменоломни Пютерлакс во время работ

После того, как каменотёсы, обследовав скалу, подтвердили пригодность материала, от неё была отсечена призма, значительно превосходившая своими размерами будущую колонну. Были использованы гигантские приспособления: громадные рычаги и ворота для того, чтобы сдвинуть глыбу с места и опрокинуть её на мягкую и упругую подстилку из елового лапника.

После отделения заготовки, из этой же скалы были вырублены громадные камни для фундамента памятника, самые большие из которых весили около 25 000 пудов (более 400 тонн). Их доставка в Санкт-Петербург производилась водным путём, для этого была задействована барка особой конструкции.

Монолит же был оболванен на месте и подготовлен к транспортировке. Вопросами перевозки занимался корабельный инженер полковник Гласин, который сконструировал и построил специальный бот, получивший имя «Святой Николай», грузоподъёмностью до 65 000 пудов (1100 тонн). Для выполнения погрузочных работ был сооружён специальный мол. Погрузка производилась с деревянной платформы на его окончании, совпадающей по высоте с бортом судна.

Преодолев все трудности, колонну погрузили на борт, и монолит отправился в Кронштадт на барже, буксируемой двумя пароходами, чтобы оттуда отправиться к Дворцовой набережной Санкт-Петербурга.



Прибытие кораблей с каменными блоками в Петербург

Прибытие центральной части колонны в Санкт-Петербург состоялось 1 июля 1832 года. За все вышеперечисленные работы отвечал подрядчик, купеческий сын В. А. Яковлев, дальнейшие работы производились на месте под руководством О. Монферрана.

Деловые качества, необыкновенная смётка и распорядительность Яковлева, были отмечены Монферраном. Скорее всего он действовал самостоятельно, «на свой страх и счёт» — принимая на себя все финансовые и иные риски, связанные с проектом. Это косвенно подтверждается словами:

дело Яковлева кончено; предстоящие трудные операции касаются вас; надеюсь, что у вас будет успеха не меньше, чем у него

— Николай I, Огюсту Монферрану по поводу перспектив
после выгрузки колонны в Санкт-Петербург
07.09.2015
Селфи с ангелом
Стартовал XI Чемпионата Мира по пожарно-спасательному спорту...
подробнее →
Барельеф выполнен в технике гальванопластикиАнгел на вершине колонныАлександровская колонна на Дворцовой площадиРубль с портретом Александра I в честь открытия Александровской колонны 1834 годаСтроительные леса на Дворцовой площади (1832 г.)Ангел на вершине колонныФрагмент барельефаАлександровская колонна во время грозы. 1834 г..Анри Луи Огюст Рикар де МонферранАнри Луи Огюст Рикар де МонферранФигура ангела на Александровской колоннеФигура ангела, которая венчает колонну